Беседа ГенШи (Г.) и Ма(Т.) с наставником ордена Ниматтулаххи в Баку – Джейхуном (Д.)

2ой час беседы:
ГенШи: разве невозможно такое – я вошел в традицию, начал получать подтверждения – да, мой наставник – достойный человек, все в порядке с ним, и тут бац!!! – я в тупике. Я к наставнику, он чего-то помогает, делает, но я не выбираюсь из тупика…
Д.: что вы называете тупиком?
Г.: Я не чувствую изменений, я не чувствую продвижения, перестали феномены…
Мне кажется, я переживаю остановку…
Д.: Это не факт.
Г: Мне кажется. Я переживаю, как остановку.
Д: Если человек, если ученик привязывается к переживаниям некоторым…феноменальным и прочим, прочим… он сам себя дурачит…
Он развлекается.


Г.: все факторы, которые учитель мне говорил, могут мне подсказать направление пути — я не могу заметить дальнейшего хода
Д: знаете как, насколько я вот встречался с разными совершенно дервишами с учетом тех, кто ушел с пути там может быть только один фактор: человека на каком-то этапе достиг своего предела.
Г.: Разве такое возможно? Есть ли у человека предел?
Д: причем происходит вот то, о чем мы говорили примерно час назад, …ученик остановился и говорит – у меня все хорошо… то есть у меня вот сейчас есть одна из моих подопечных дервишей…
Г: вот… я со стороны понимаю, что это для него испытание, очередная ситуация, а он изнутри воспринимает, что все, остановился, это – тупик…, дальше не куда идти..
Д: Это не испытание, человек достиг своего какого-то потолка, чтобы идти дальше нужен… или существует совершенно непонятный, неподдающийся никакому определению фактор – человек шел-шел вдруг встал: дальше – нет..пока что… может через год откроется эта дверь..
Г: можно это назвать тупиком?
Д: Это не тупик. Нельзя. Тупик имеется в виду, что человек забрел куда-то
Г: да, застрял… но выглядит то – одинаково…
Д: выглядеть может все что угодно…дело в том, что наставником человек становится только тогда, когда он не исходит только из своего знания,
Г: ну да, мой наставник исходит не из своего знания…
Д: а не мое знание – это более обширное знание, где не бывает ошибок….
Ну если там есть какие-то такие факторы…
Г: вот очень интересно… мы нащупали как раз место разнопонимания
Мне кажется, что не бывает тупиков…но субъективно человек может его воспринимать, как тупик
Д: так его переживания никого не волнуют…
Г: его волнуют… он– один из людей, значит кого-то они волнуют – его
Д: и тогда они приходит к наставнику и наставник находит нужные слова, чтобы его успокоить или отвлечь его чем-то, направить его на какую-то деятельность
Г: у меня был личный опыт и я знаю людей в подобной ситуации – они начинают снова рыскать, идут к другому наставнику, и тот говорит – ну значит, твой наставник некомпетентен, вот приходи ко мне и я тебя выведу из этого тупика
Д: за сколько?
Г: разные сроки называются?
Д: нет… за сколько денег?
Г: без денег, приходи… ко мне
Д: пусть пойдет
Г: идут, и многие начинают получать подтверждение и двигаться – ааа… вот это другое дело… может быть лет через десять он снова попадет в какую-то другую ситуацию, может быть даже в ту же самую… и начнет переживать остановку, но вот счас, свежак, все пошло!
И он переходит в другую традицию.
Д: если вот прикинуть – какие могут быть варианты?
Или у него изначально первый наставник был некомпетентен, и он просто занимался самовнушением…
Г: да, поэтому я и говорю – на чей взгляд – компетентен или нет? Кто судья? Чисто теоритически может быть и так и так…
Д: Знаете, в свое время я встретился с одним, как мне говорили хорошего уровня суфийским шейхом, и в общей беседе мы вдруг коснулись йндийских гуру, тогда еще СайБаба был жив, когда я ему зада вопрос касательно одного из них, из тех – пятерки скажем корифеев известных всем, он сказал, что там совершенно не тот уровень, который рекламируется и у меня пролетела мысль – а ты сам? Может ты ошибаешься?
Г: именно, да
Д: я даже не озвучил..но он понял и ответил мне словестно – ты знаешь, после определенного момента ошибок не бывает. То есть люди этого уровня уже – гуру, шейхов, мастеров..у них иной уровень информированности, знаний, они говорят – я получил это знание, я знаю, что это – вот так…и никак иначе… любой другой, который достиг этой же ступени – не важно, он – йог, он – долголетием занимается, какой школой он шел – не важно… если даже он достиг этой ступени, там друг друга обмануть не возможно…
Т: А почему вот тогда школы не пересекаются?
Г: многие школы, большинство…
Т: вообще никакие. Я вот таких феноменов не видела, чтобы какой-нибудь суфийский шейх сказал – о! Ошо – наш человек, я принимаю его в шейхи. Распознал другого, сказал – Далай Лама – он такой же, я его инициирую.
Г: если ты не можешь сюда приехать, иди учись у него.
Т: или наоборот Далай Лама сказал – Шейхи просветленные, это – то же самое, они тоже ведут туда же.
Д: Ошо говорил.
Т: возможно Ошо – единственный, но он никем был не принят, никто ему не дал – шейха…
Г: не откликнулся, да?
Т: да. А скорее в обратную сторону. То есть если они действительно видят, почему это нигде не заметно?
Д: у меня лично очень простое объяснение. Во-первых, скажем, суфийская школа – это ближне и средне восточная школа, они ориентированы именно на исламскую культуру, на исламский мир, на менталитет людей, которые живут здесь, индийские школы работали на своей территории, дзен-буддизм на своей…менталитет, национальные черты
Т: понятно, но это же культурная обусловленность… а человек, который вышел за эти пределы, в том числе вышел за пределы культуры…
Г: и тогда он говорит – иди учись у Сай Бабы – нет проблем
Д: нет, проблем нет в этом
Т: Так почему никто ничего не говорит подобного?
Д: а зачем? У них же инструменты разные. Вот допустим сравнении – суфий и индийский гуру .. в мире суфиев нет вундеркиндов, то есть самобытных, – то есть человек родился, вырос, сидел там делал медитации и достиг просветления. Ни один суфийский мастер его не признает.
Т: почему?
Д: потому что ты можешь достичь условно говоря просветления, но ты не будешь знать как других вести туда, потому что с тобой это случилось… максимум что ты можешь сказать – как это случилось – вот я сидел под деревом Баньян… делал медитацию, вот ты можешь делать то же самое, может быть ты тоже вдруг окажешься там…
Г: мне кажется здесь неувязочка, ты рассказывал, что достигнув определенного уровня, дальше, через него идет просто…не важно, что он не знает, как он прошел, но через него начало течь…и он каждому дает правильно
Д: нет.
Г: подсказку, безупречно…
Д: нет, он может, знаете как – озвучить некие истины, некие откровения, но если человек не проходил, не бился башкой об каждый угол, он не знает как в темноте пройти по Лабиринту, он никогда никакое просветление ему не скажет – чем Наира отличается от Татьяны, и как им надо идти – одной прыгать, другой — на четвереньках…
Т,Г: а почему?
Если он это чувствует, понимает?
Д: знаете почему? Очень просто. Татьяна ко мне приходит, как ученик и говорит – знаешь, у меня вот такая-то проблема, у меня вот такие-то сны, или у меня вот такие-то переживания…если я сам через это не проходил, я не смогу точно определить что ей счас нужно делать..
Г: Почему? Если я достиг того уровня, о котором ты говорил, что он знает безошибочно?
Д: нет, безошибочно он может знать, что она где-то застряла.
Г: Так, а почему остальное он безошибочно не может знать?
Д: потому, что он этот путь не проходил.
Г: он проходил, просто другой.
Д: а кто будет подсказывать?
Г: он, через него…
Д: я уже запутался. Кто, через кого, кому?
Г: Если человек достиг уровня Мастерства
Д: наставника среднего звена?
Г: нет, Высшего…
Т: Просветление получил, вот сидел под деревом, как вы рассказывали и получил. Мы берем ситуацию идеальную. Но он шел не путем суфийским, а каким-то своим, самобытным, странным, вот так сложилось.

Г: и вот к нему приходит молодой христианин. И говорит – «вот судьба меня увела из Православной России, и привела вот сюда, в ваше дерево Бодхи, я признаю вас учителем, учите меня, неужели Будда не справится с ним, потому, что тот вырос в чужой традиции?
Д: я могу сказать, что суфийская школа, если бы это было возможно, то было бы распространено и у нас. На Востоке таких людей – нет. Таких мастеров не было.
Т: таких – это каких?
Д: которые самобытные, вдруг достигли Просветления
Т: ну Ошо какой-нибудь?
Д: нет, я имею в виду на суфийской территории, исламского мира,
Т: ааа
Д: этот человек мог быть дервишем, как идти по пути, потом получить Посвящение как говорят от умершего, предыдущего Мастера, во время сна, на высоком уровне духовного слияния… но чтобы человек просто сидел, и вдруг к нему привалило такое счастье…
Г: случаи спонтанного Просветления, такого не было?
Д: да.
может быть, она не отрицает это традиция… но ты не можешь быть наставником, ты не шел по пути, ты получил все готовым, ты даже не знаешь откуда оно к тебе пришло,
У него должно быть божественное знание относительно каждого ученика – как когда что делать…
Т: ну и потом – по какому-то пути он шел??
Г: ну как Рамана Махарши – пришел на гору, сел, сидел и просветлел
Д: ну насколько я читал Махариши всегда приходящим говорил – сядь и размышляй о том, кто я? Больше он ничего не предлагал.
Г: все!
Д: но после Махариши – вы посмотрите – у них в традиции – в Буддийской традиции нет наследников, как они называются…
Г: преемники??
Д: вот Сай Баба ушел – все! Остался институт. Ошо – тоже самое.
Г: но утверждается, что Ошо признал письмено выдал пятерым сертификаты. Пятерым своим ученикам, что они достигли Просветления.

и тогда было бы действительно очевидно…
Д: а был ли кто-то за Ошо, кто продолжал деятельность школы.
Г: за Ошо – нет. Но Ошо и говорил о свободе. Живи свободно, не цепляйся за мое. Живи сам. И эти пять учеников открыли пять школ.
Д: Самостоятельно? Свои?
Г: Самостоятельно. Создали еще при жизни Ошо.
Д: нет, я имею в виду, продолжатель, преемник, который продолжает уже начатое. Делает.
Г: традицию – продолжает.
Д: там не только традиция, там еще – инструменты.
Г: ну это и входит в понятие традиция.
Д: как работать, как обучать, как вести. Суфийские ордена от этого и происходят. Орден Ниматуллахи, допустим, да, шейх Ниматуллахи, он сам учился у того-то, у того-то, у того-то, и достиг уровня, когда ему позволили… Знаете есть еще один фактор – в суфийском мире, одно из базовых явлений, что мало достичь уровня мастера, тебе еще должно быть позволено
Г: признано?
Д: да, учить кого-то, кого-то вести. Потому что его приложение может быть совершенно иным. То есть он достиг Просветления, и он – деятель, свою работу будет делать на другом уровне, для всех остальных он обычный человек, который живет своей мирской жизнью.
Г: кто позволяет? Высшая сила или другие шейхи?
Д: знаете, выше нас мы не знаем ничего, мы только предполагаем что там – ангелы, архангелы, Бог…
Т: так кто позволяет дальше стать Мастером? Это какой-то Учитель?
Д: что-то выше нас. Иерархия какая-то которая выше нас. Мы предполагаем, что есть что-то выше нас.
Т: то есть это не конкретный человек говорит – ты будешь Мастером, а ты – нет?
Д: нет, предыдущий Мастер, вот как у нас произошло – в 2008 году у нас Мастер ушел.
Т: в Баку который?
Д: нет, центр ордена у нас в Лондоне. Но это по всему Ирану, достаточно сильный орден в Иране. Он готовил своего преемника, причем их было несколько кандидатов, из которых он выбрал одного, и его предложил, и Мастер предыдущий, уходящий Мастер, если имеет вообще такую возможность иметь преемника, он может его предложить, ему могут дать добро, а могут и не дать.
Г: а кто дает добро?
Д: это уже….(делает жест)
Г: тогда не понятно…
Д: там многое в этом мире не понятно.
Г: Тогда мы не знаем дали ему добро или не дали.
Д: если ты знаешь предыдущего Мастера и его признают другие Мастера, то сомневаться в нем…
Г: можно сомневаться, можно не сомневаться..
Д: вы можете, я не могу.
Г: наверняка можете.
Д: нет.
Г: вы не сомневаетесь, что вы не можете счас сомневаться?
Д: …………
Г…………..
Д: знаете как сомнения при любой здоровой психике они возникают, но я к ним с юмором отношусь..
Г: вот.. , и это другой вопрос – как вы к ним относитесь, это уже другое. Они возникают, значит вы можете это делать. Все в порядке, вы – нормальный человек.
Д: нет, фанатизмом не страдаю.
Г: конечно.
Д: просто если ты годами был свидетелем компетентности Мастера, знаете как, есть Мастер в суфийской традиции, главный наставник, а есть местные его представители, то есть наставник регионального масштаба или городского. Это – шейх какого-то города или какой-то области, или какой-то маленькой страны. Это как бы промежуточное звено – наставник среднего звена. И если я как обычный дервиш, десять, пятнадцать лет, сколько мне довелось, был свидетелем работы этого мастера, я совершенно уверен в его компетентности и уровне его компетентности, и если он выбор делает и говорит – после меня – идите вот за тем-то, сомневаться там не приходиться… Тот, кого он готовил…
Г: вот это не понятно.
Д: ну как это?
Г: ну я сейчас объясню. Вот у нас там Путин просидел восемь лет. И говорит, вот теперь преемником будет Медведев. И чтоб народ не сомневался??? Теперь отсидел Медведев и говорит – теперь Путин будет. Народ так сомневается…. А деваться некуда. Высшие силы распорядились так, что Путин опять сел. Это же – шейх российский.
Д: здесь деваться некуда, решение принимают за вас. А нас никто не держит, я всегда могу уйти в другой орден.
Г: Вся Россия может уехать.
Д: куда?
Т: к вам, сюда…
Г: В Албанию, к вам сюда, вы такие гостеприимные…
Д: вы же знаете, что это нереально
Г: все разъедутся, да уж половина разъехалась…
Кто в Израиле…
Д: счас, я тут вспомнил – по-моему в газете.ру было, еще в предыдущий период перед выборами Медведева, еще не огласили, знали, что Путине не будет избираться, и уходит, но уже он выбрал кого-то и в газете было название статьи «Мы не знаем кто это будет, но мы уже его любим».
Г, Т: смешно…
Д: знаете как, сомнение – это уровень моего я, личностного я, а оно слишком маленькое по-сравнению даже с МЫ
Г: это оценка – слишком маленькая, слишком большая
Д: что стоит за моими сомнениями? Страх?
Г: Истина.
Д: нет, за этим стоит страх, что меня обманут. У меня будет уязвленное самолюбие.
Г: можно так описать.
Д: страх, что я что-то не дополучу. То есть меня обманули, и я потерял годы, время, деньги, не важно что, но я теряю.
Г: это – один уровень описания. А другой уровень описания – Декарт говорит – единственный критерий наличия у человека разума – это если он сомневается в чем угодно, значит, он – разумен. Не сомневается – значит биоробот.
Д: у нас сомнения прилагаются совсем в другой сфере.
Г: конечно, я же говорю…
Д: бывает много ложных состояний, ступеней, допустим, я достиг Просветления того же самого… То есть здоровое сомнение в нашей среде культивируется именно в отношении самоанализа, а не оценки другого.
Г: то есть на личностном уровне.
Д: да, ты должен к самому себе относится очень критично.
Г: и если я переживаю сомнение, я начинаю сомневаться – сомневаюсь я или не сомневаюсь… К себе. Я переживаю некоторое чувство сомнения и могу к себе отнестись так. Истинное ли это сомнение? Или это вот там – мой страх. Кто сомневается во мне? Я ли это сомневаюсь или это соседа за стенкой.
Д: ну в любом случае, это не проблема жизненная, она как бы решаемая, он либо забудет через день
Г: либо будет жить с этим и дальше, при этому шейхе еще восемь лет, ну куда ты пойдешь от Путина? Ну куда я пойду от Путина? Все!
Д: Путин – человек земной, занимается земными делами…
Г: разве? Вы знаете как там православная церковь у нас там на уши встает? И всех начинает гнобить?
Д: да, по газетам знаем.
Г: Вот! Не только земной. А все благодаря Путину.
Д: а выбора у вас нет? Четыре года? Он только избрался.
Г: есть конечно, одел пояс шахида, пошел…, есть выбор…всегда он есть, в том то и вопрос.
Д: знаете, у нас тоже здесь на рай земной, у нас тоже там … к нашим правителям есть куча вопросов, но я вот сам себе остановлю, я здесь слышу какую-то коллизию – вот ты пришел играть в футбол, тебе сказали – вот правила, ты не можешь на этом поле играть в баскетбол, то есть по-баскетбольным правилам играть в футбол, не реально, не можешь, правила устанавливаю не я… , а наш президент, он сказал – вот в этой стране – такие вот законы… писанные и неписанные…
Г: и я сижу, пришел в футбол играть, а гляжу, наш президент нарушает правила…
Д: так это и есть правила.
Г: он мне одни правила дал, а сам играет по другим.
Д: просто есть писанные и неписанные правила. И учись по этим правилам жить.
Г: Одни противоречат друг другу.
то есть есть оказывается третьи… Вот тут и начинается.
вступается мое личное я – по каким правилам жить? Так и в традициях мне кажется.
Д: Честно говоря у россиян, я всегда поражался, у вас более прямолинейный подход к житейским вопросам. У нас не так, мы восточные люди.
Г: А ближе к Европе.
Д: нам проще обходить проблему, а не решать. А вы требуете – нет, должно быть написано, как в конституции.
Г.: мы как-то были в Голландии, там тоже знакомые и так далее, и мы разговаривали с ними, мы говорим – как же так у вас тут в Голландии демократия? Они говорят – ну как, вот вчера вас водили на площадь, в мерию, и там стоит памятник – видели? Видели! Он стоял не здесь, он стоял – вот здесь. И потом 300 лет в парламенте обсуждался вопрос о переносе – вот отсюда – сюда – 6 метров. Пока консенсус не был найден, пока все жители не согласились, его не переносили. 300 лет. Мне кажется Россия до этого еще не доросла, но в ту же сторону идет. Мы хотим, чтобы наше мнение учитывалось. Демократия и так далее. Чтобы народ управлял ситуацией, но не хотим, чтобы это длилось триста лет. И поэтому нас там трясет и так далее…
Д: Я думаю проблема знаете в чем? Есть взгляд Россиян изнутри. Как вы говорите – мы хотим сами управлять своим обществом, но Россия является одной из стран на этой земле.
Г: конечно.
Д: а на земле существуют Штаты, Китай, Саудовская аравия…Россия должна выживать или удерживать планку, которая она взяла во времена Советского СОюза, то есть это – мировая держава.
Г: может быть и в традициях так? Есть люди, которые удерживают традицию? Вот закон – вот так установлено. Ну например в суфизме. И я берусь поддерживать эти правила. Не обсуждая, не сомневаясь, что они хороши. Но есть кто-то, кто говорит – а как же так? А здесь нестыковочка. Может быть улучшим давайте? И те хранители начинают этого квасить и пока он не станет шейхом, и не получит высшего подтверждения, он ничего не может изменить, его или выгонят, или он шейхом станет. Но пока он становится шейхом, он тоже выучит правила наизусть и начинает их поддерживать. Так и с Путиным у нас. Он – марионетка, он ничего не решает сам, единолично, система, мировые связи, всем управляют, конечно же.
Д: нет, в суфизме все это не так, просто потому, что суфизм – это на человеческом уровне это уровень взаимодействия: наставника с учеником, дервиша с дервишем,
Г: на уровне политики страны, по-моему тоже самое все.
Д: не возможно установить четкие грани. Там невозможно прописными истинами – вот это должно быть так и никак иначе.
Г: я согласен, но только что мы убедились, что некоторые, по некоторым пунктам говорят – нет вот в суфизме вот так, а не так.
Д: оно не так, просто потому, что по-другому оно видимо не работает.
Г: наверно.
Д: суфизм имеет подназвание – школа совершенствования человека, исчисляется 1200 лет, и этого достаточно, чтобы пройти через все возможные варианты, перепробовать все, что можно было, и наверняка возникали ситуации индуиского типа — вот этот человек озарение получил, и хочет создать свою школу, со временем они исчезали, они не выживали.
Т: а почему вы считаете, что выжила лучшая ветка? А не более стабильная, более выживательная?
Д: нет, по практике мы смотрим, что выживают те ордена, где существует духовная энергия, существуют компетентные наставники, их деятельность – не на виду, как в христианстве «по плодам судите о дереве», то есть по уровню учеников, чего они достигают скажем за 10 лет или за 15 лет.. если нет результата….

Н: а какие там результаты? Есть ли критерии?
Д: говорить об этом бессмысленно, поскольку вы не сможете это проверить… Если я вижу представителя другого ордена, дервиша, через 15 минут разговора мы уже знаем кто чего стоит, и это не чувство. Если это происходит – значит была деятельность, и это значит человека довели, он не сам дошел до этого уровня. Если у меня есть какие-то сомнения я могу задать практичный вопрос, относящийся к практической деятельности.
Г: где там? Не совсем понятно – адрес, потому, что в начале, ты рассказывал о том, что есть некий уровень, где дальше – неведомое. Поэтому, есть уровни на которых человек находится где-то здесь скажем. Вот то, что вниз – ему ясно, понятно, нет вопросов. А то, что выше – сомнения необходимый спутник.
Д: вы немножко каждую ступень обозначте.
Г: Вот – раз, два, три.
Д: вот в этом диапазоне мы говорим?
Г: в том то и дело, мы не согласовали диапазон. И поэтому, если вы говорите из какого-то из какого вы считаете, то наверное вы правы…
Д: нет, ну диапазон я обозначил – три ступени…Но каждая ступень имеет определенный слой – вниз-вверх. В этом диапазоне.
Г: нет сомнений, говорили вы – про какой диапазон? Про какую ступень?про личностную? «Мы»?
Г: «Я»?
Д: да.
Г: там где «МЫ» есть страхи?
Д: нет, страхов нет, сомнения иногда возникают, но буквально через 30 секунд, у меня появляется смех над своими сомнениями. Я понимаю, что это ограничено. Нечто во мне чего-то испугалось или пытается чего-то выпендриться…
Г: ну уже опять на личностном уровне выпендриться, да?
Д: ну естественно, за этим стоит «я». Я не дополучу, я потерплю какой-то ущерб. Меня обманут и т.д. и т.п.
Г: а на уровне «ОНО»?
Д: говорить о нечто большем.. знаете, там есть еще какой фактор – вот я себя сравниваю скажем с пятнадцатилетней давности или двадцати-летней, я любил теоретизировать. Теоретически раздумывать, мыслить…начитался книжек и я мог говорить о Боге, о эволюции, счас я не могу это делать, потому что раньше мое сознание и подсознание опиралось на тот объем информации, я себе это вбил в голову, то теперь, у меня нет никаких практических доводов, убеждающих, что это действительно так. Это только теория, и предположения мои. Мое субъективное некое видение. Счас я – практик. Если я знаю, что это так, это – так. Если я знаю, что я этого не достиг, я не могу об этом говорить. Поэтому говорить об уровне «Он» я даже не могу об этом говорить, но мне говорят, что он – есть.
Но есть вот некоторая ступень, которой достигают. И люди, которые туда достигли уже не хотят со мной разговаривать. Просто понимают, что я еще не там. И я не понимаю – о чем он хочет, что он там видит. Какое он знание получает, что он хочет..Туда надо дойти. Я могу говорить только на своем уровне.
Г: на личностном или на «МЫ» тоже?
Д: на личностном.
Г: ок, вопрос на личностном уровне. Что значит для тебя лично понятие «есть»? Часто в психологии, в традициях мы слышим – «вот это существует, а вот это не существует..» Вот есть, существует. Что это значит?
Д: Я не понимаю, конкретно о чем ты говоришь, о чем идет речь?
Г: Ну давай нашего с тобой любимого Кастанеду вспомним. Нагваль – есть?

для желающих услышать продолжение интервью — вот аудиофайл:

Аудиозапись: Adobe Flash Player (версия 9 или выше) требуется для воспроизведения этой аудиозаписи. Скачать последнюю версию здесь. К тому же, в Вашем браузере должен быть включен JavaScript.

продолжение беседы:

Аудиозапись: Adobe Flash Player (версия 9 или выше) требуется для воспроизведения этой аудиозаписи. Скачать последнюю версию здесь. К тому же, в Вашем браузере должен быть включен JavaScript.

Share →

One Response to Беседа ГенШи и Ма с наставником ордена Ниматтулаххи в Баку – Джейхуном

  1. Rajh:

    очень интересно было послушать и спасибо за возможность и интересные вопросы и темы. Небольшая поправочка в ДФС И.Калинаускаса не 16 состояний а 40. Т.е. 16 состояний относится к «обычным» — интервальным состояниям , остальные 24 к за-интервальным, условно к «измененным» состояниям. Т.е. матрица не 4*4 а 10*4. Потом эта матрица описывает не просто эмоциональное состояние а со-стояние ) включающее в себя и физическое и эмоциональную и ментальную составляющую.

Добавить комментарий

Looking for something?

Use the form below to search the site:


Still not finding what you're looking for? Drop us a note so we can take care of it!

Set your Twitter account name in your settings to use the TwitterBar Section.